Мемориал - обобщенный банк данных!
Военно-исторический клуб «Волжский рубеж»
 

[РЕШЕНО] Офицерский корпус РККА 1918-1941г

Становление командного состава РККА
  
ГрамотаМедаль
Сообщений: 750
Полагаю, многим из нас будет интересно ознакомиться с данной темой - очень противоречивой и весьма интересной.

КОМАНДНЫЙ КОРПУС РККА 1918-1941

Знаменитый русский историк Н. Костомаров как-то заметил: “Истинная любовь историка к своему отечеству заключается в четком следовании Правде!”

«Министр обороны РФ сообщил, что во время Великой отечественной войны погибло 26600000 советских граждан». Агентство «Интерфакс» май 2005 года.

Качественное состояние РККА к июню 1941 года и причины поражений на первом этапе войны.

«В ходе войны Красная армия стала кадровой армией. Она научилась бить врага наверняка с учетом его слабых и сильных сторон, как этого требует современная военная наука». Сталин. Из приказа 95 от 23.2.1943 г.

Мне хотелось бы подвергнуть детальному анализу тему, ставшую по сути самой обсуждаемой в новейшей русской военной истории. А именно системные причины, повлекшие за собой катастрофические поражения советской армии на первом этапе войны. И выделить из их числа основную на взгляд автора этой статьи. Официальная советская историография (до 1985 года) основную причину поражений РККА и отступления в 1941-42 годах усматривала в следующих факторах. Нападение было внезапным, вермахт имел ощутимое численное преимущество и превосходил РККА по количеству и качеству военной техники. Германская армия почти два года вела боевые действия на различных военных театрах Европы и имела большой опыт проведения широкомасштабных операций. Экономическая мощь оккупированных государств работала на военное производство Германии. Советская армия имела недостаточное количество современных вооружений и сильно уступала по техническому обеспечению, германской армии. После 1985 года к этим причинам добавилось обвинение в адрес руководства СССР и лично Сталина в неспособности отреагировать на многочисленные сигналы разведки о подготовке Германии к выступлению. Репрессии в 1937-39гг. Разукомплектование оборонительных сооружений на старой границе. Призывы руководства страны не реагировать не «провокации» и пассивное выжидание.

Современные публицисты идут ещё дальше. Советская армия была развёрнута в наступательные порядки, и Гитлер лишь упредил советское наступление. Превосходство советских войск в количестве и качестве военной техники, сводилось на нет отсутствием подготовленных технических специалистов, и низким уровнем технического состояния и обслуживания вооружений. Политизация армии ограничивала самостоятельность командиров всех уровней и парализовывала волю в принятии решений. Характерным отличием в понимании всех поколений отечественных исследователей этой войны, является её обособленное историческое положение. Если для большинства европейских историков Вторая мировая война неразрывно связана с Первой мировой, для практически всех наших специалистов эти два конфликта никак между собой не сопрягаются. Давайте разберемся в этом ворохе спорных мнений, зачастую взаимоисключающих друг друга. Автор этой статьи постарается, не оспаривая существующие точки зрения по данному вопросу, изложить своё видение факторов, ставших причиной разгрома Красной армии в приграничных сражениях 1941 года и неудач в последующие годы войны. Не вызывает сомнения, что эти причины носили системный характер и были вызваны целым комплексом проблем возникших в процессе создания РККА и нерешённых к 22 июня 1941 года. Из их числа выделяется одна, наиболее значимая, но об этом чуть позже.

Для начала хотелось бы, на сколько возможно вкратце, обратить внимание на проблемы, с которыми пришлось столкнуться Русской армии в 20 веке. Две войны, достаточно широкомасштабных, чтобы вскрыть всю накопившуюся в армии и военной мысли страны проблематику, произошли с перерывом в 10 лет на разных театрах военных действий и были различны по степени вовлеченности в них армии и всей страны в целом. Опыт этих войн учитывался при создании советских вооруженных сил. На истинные и мнимые недостатки царской армии и то, как они были исправлены в РККА, ссылались в своих работах, практически все видные советские военноначальники и историки, и их анализ стал во многом отправной точкой в реорганизации и строительстве Рабочее – Крестьянской Красной армии.

Русско-Японская война была региональным конфликтом за новые для России и Японии сферы влияния в континентальном Китае. При равных уровнях вооружения и подготовки войск на первый план вышел фактор оперативного искусства. Война на суше за исключение осады Порт-Артура носила маневренный характер и практически всегда соответствовала выражению одного из её участников, «японцы начинают и выигрывают». Никогда в современной русской военной истории «проблема штабов» не вставала так остро. Героизм солдат и офицеров русской армии не был, к сожалению, подкреплен соответствующей подготовкой генерального штаба к войне с Японией. Куропаткин, несмотря на наличие достаточных сил, и нескольких оперативных пауз в течение компании так и не смог перехватить инициативу. Русские войска, участвовавшие в войне, практически на 80% были кадровой армией с соответствующим уровнем подготовки и дисциплины. Противостоящие им на поле боя бывшие японские крестьяне не превосходили русского солдата в своей подготовленности или мотивации. То же можно сказать о вооружении армий и их снабжении припасами. Так что единственная причина проигрыша войны 1904-05 годов лежит в области выбранной стратегии и уровне подготовки высшего командного состава Русской армии. Воля к победе отсутствовала практически на всех эшелонах власти. Серьезнейшие просчеты были в дипломатической подготовке к войне и оценке вооруженных сил Японии.

Великая война. Первая Мировая, как стали её называть после 1945 года. Опыт неудач в Маньчжурии послужил причиной многих шагов, которые военное ведомство и верховная власть предприняли для поднятия боеспособности армии в межвоенный период. Активно начавшееся перевооружение армии, улучшение мобилизационной системы и активная работа Генерального штаба по подготовке к предстоящему конфликту не прошли даром. Увеличивается количество развернутых соединений, и принимаются на вооружение новые образцы военной техники. Большую роль начинает играть разведка. Наконец, Русско-Японская война дала армии целую плеяду боевых офицеров и генералов, получивших бесценный военный опыт и украсивших своими именами военный пантеон России в течении новой войны. Брусилов, Корнилов, Деникин, Алексеев – список этот включает в себя ещё много незаслуженно забытых фамилий. Опыт Русско-Японской войны породил мнение, что следующая война будет маневренной и краткосрочной. План России на войну, соответствовал в общем, реалиям театра военных действий и потенциалу противоборствующей стороны. Данные разведки достаточно точно отображали состояние армий Германии, Австро-Венгрии и Турции и их планы на случай войны. Была проведена серьёзная дипломатическая подготовка по созданию союзного блока и вовлечению в возможный конфликт на своей стороне дополнительных сил (например, Румынии). Тем не менее, и эту войну Россия проиграла. Война привела не только к военному поражению, война привела к политической катастрофе своими масштабами затмившей всё кровопролитие на фронтах.

Основные причины поражения: Неподготовленность страны к затяжному конфликту, выразилась в отсутствии соответствующего запаса вооружений и боеприпасов. Опыт Русско-Японской войны, когда русская армия, действуя 1/5 своих сил, за год боевых действий исчерпала практически все стратегические запасы боеприпасов и снаряжения, учтен не был. Отсутствие детальной проработки, а зачастую и открытое невыполнение планов военного производства привели к тому, что действующая армия к началу 1915 года осталась без снарядов, а сотни тысяч мобилизованных резервистов без вооружения. Пресловутый «снарядный голод» 1915 года испытывали и армии союзников, но нигде он не проявлялся так остро, как в снабжении Русской армии. Напряженность конфликта, и переход его в фазу «окопной войны», стали для Военного ведомства и Генерального штаба такой неожиданностью, к которой они оказались откровенно не готовы. Генеральный штаб, разрабатывая оперативно-стратегический план, рассчитывал закончить войну за 5-7 месяцев. Расход боезапаса превзошел все довоенные расчеты, а ставка на полевую артиллерию в условиях позиционной войны привела к тому, что русские войска на протяжении всей войны испытывали острый недостаток в основном оружии прорыва обороны противника – тяжелой артиллерии. Низкая пропускная способность железных дорог не позволяла производить скрытое сосредоточение войск и быстро реагировать на массированные удары немцев. Однако стратегического разгрома вооруженных сил России не произошло. После потери Польши, Литвы и Голиции русские войска стабилизировали фронт на линии Рига – Барановичи – Тернополь, и смогли его удерживать вплоть до падения монархии. Несмотря на всю серьёзность перечисленных военных проблем, основной причиной поражения России в войне стала политическая. Вследствие тяжелых потерь и масштабной мобилизации на фронте оказались сотни тысяч призывников, не имевших ни военной, ни политической подготовки. Количество кадровых военнослужащих, служивших костяком подразделений, к концу войны резко сократилось. И та проблема, с которой русская армия уже успела столкнуться в 1905 году, а именно дезертиры из числа вновь призванных, стала перерастать в массовое явление. Отсутствие радикальных механизмов способных остановить разложение армии, и общая слабость верховной власти привели к стихийным политическим процессам. Революционная и пацифистская агитация в войсках проводилась повсеместно и зачастую безнаказанно. Наличие внутри страны «пятой колонны» активно поддерживаемой немецкой и австрийской разведками и неэффективные меры по борьбе с ней, привели к деструкции государства, развалу армии и поражению в войне в целом. В этих двух войнах русская императорская армия продемонстрировала ряд серьезных недостатков. А именно, отсутствие тщательно проработанной наступательной стратегии, техническую отсталость, особенно проявившуюся в неспособности массового производства необходимых армии вооружений и средств снабжения, низкую боевую устойчивость в условиях затяжного конфликта и что особенно немаловажно отвратительную работу тыла. При этом надо отметить, что одной из сильнейших черт русской армии этого периода оставалась подготовка кадрового офицерского и унтер-офицерского состава, составлявшего боевую и духовную основу вооруженных сил России. Именно благодаря их усилиям и самопожертвованию русская армия, несмотря на неудачи и серьезные трудности добивалась успехов и вела, по сути, на равных борьбу с сильнейшими противниками.

КОМАНДНЫЙ КОРПУС РККА.

Из письма командарма И.П.Белова наркому Ворошилову 7 октября 1930 года: «…когда смотришь, как работают над собой немецкие офицеры от подпоручика до генерала, как работают над подготовкой частей, каких добиваются результатов, болит нутро от сознания нашей слабости. Хочется кричать благим матом о необходимости самой напряженной учебы – решительной переделке всех слабых командиров».

Теперь мне хотелось бы остановиться на периоде создания Красной армии и подготовке командирских кадров для нее. На взгляд автора этой статьи, именно в этой области лежит главная причина поражений начала войны и невероятно больших потерь понесенных армией и страной в 1941-1945 годах. Офицерский корпус любой армии, есть главная организующая и управляющая сила на поле боя. И от его состояния зависят успехи или неудачи любой армейской системы. Ниже я рассмотрю, в каких условиях, и на каких теоретических основах создавалась командная система РККА, и какие результаты были достигнуты. В силу того, что из состава старой царской армии в полном составе на службу к красным перешла лишь одна латышская дивизия под командованием Вацетиса , создание вооруженных сил, большевикам приходилось начиналось практически с нуля. Полная смена политического устройства страны не могла, не отразится на армии. «Старая армия ещё разбредалась по стране, разнося ненависть к войне, а нам уже приходилось строить новые полки» писал Троцкий. Гражданская война 1918-1922 годов нанесла стране тяжелый урон. И главный урон, понесённый Россией в кровавой междоусобице, оказался не в области экономики или политики. Главный урон состоял в потере миллионов сограждан, представлявших цвет нации. К потерям на фронтах Первой мировой войны добавились миллионы убитых, эмигрировавших и вынужденно вычеркнутых из активной жизни людей. Классовая политика новой власти привела к фактическому уничтожению старой русской политической элиты, творческой и научной интеллигенции. Практически полностью было уничтожено русское офицерство и чиновничий аппарат. Новое государство строилось в условиях нетерпимости к инакомыслию и атмосфере «достижения поставленных целей любой ценой». Главной из этих целей, была цель сохранения советской власти, а главной ценой, жизни сограждан. То, что главным механизмом сохранения этой власти в стране должна стать армия, понимал и Ульянов-Ленин, и его последователи. Но в процессе строительства вооруженных сил, советской власти все надо было начинать с чистого листа. Главным врагом большевиков и эсеров в их борьбе за разложение находящейся на фронтах русской армии, был русский офицер. Русское офицерство, с его многовековыми традициями и достаточно четкими политическими взглядами, в подавляющем большинстве не приняло революцию. Попытки удержать солдат на фронте и быть верным своей присяге, приводили к многочисленным конфликтам и расправам солдатской массы над офицерами. Даже те из русских офицеров, кто перешел на службу к новой власти, не были застрахованы от самосудов вышедших из подчинения солдат и матросов. Авторитет офицера в армии упал максимально низко. Многие из служивших в Красной гвардии офицеров и члены их семей были, по сути, социальными заложниками. В результате до 65% русских офицеров царской армии воевало во время Гражданской войны против красных. Царские офицеры, ставшие красными командирами, всегда считались политически неблагонадежными, что не могло, не отразится на доверии к ним в новой армии.

Троцкий писал об этом времени: «Царских офицеров изгоняли из старой армии, местами расправлялись с ними беспощадно. Между тем нам приходилось приглашать царских офицеров в качестве инструкторов новой армии…От добровольчества приходилось в короткий срок переходить к принудительному набору, от партизанских отрядов, к правильной военной организации».

По этому вопросу 10 июля 1918 года было принято постановление V Всероссийского съезда советов: “Для создания централизованной, хорошо обученной и снаряженной армии необходимо широкое использование опыта и знаний многочисленных военных специалистов из числа офицеров бывшей армии. Они все должны быть взяты на учет и обязаны становиться на те посты, какие им укажет Советская власть. Каждый военный специалист, который честно и добросовестно работает над развитием и упрочнением военной мощи Советской республики, имеет право на уважение Рабочей и Крестьянской Армии и на поддержку Советской власти. Военный специалист, который попытается свой ответственный пост вероломно использовать для контрреволюционного заговора или предательства в пользу иностранных империалистов, должен караться смертью”. По мнению Троцкого, как председателя РВС, руководившего созданием в этот период вооруженных сил, на службу в Красную армию поступило, и было мобилизовано свыше 30 тысяч бывших офицеров царской армии. При этом значительная часть из них принципиально не хотела участвовать в братоубийственной гражданской войне.

Вот отрывок из показаний генерала царской армии, а позже первого командующего 7-й армией РККА Евгения Андреевича Истрицкого, данных им после ареста в рамках дела «Весна» в январе 1931 года: «Когда я поступил работать в Красную Армию, еще не был ликвидирован германский фронт, и поэтому считал возможным продолжать борьбу с немцами далее в рядах Красной Армии. Только после того, когда война приняла гражданский характер и на участке мной сформированной армии моими противниками с белой стороны оказались люди, с которыми я рос, воспитывался и служил при старом режиме, и которых я мог считать своими врагами, я понял, что не могу, как командующий, быть водителем Красных войск и предпочел уйти со строевой работы на чисто академическую – науку».

К концу Гражданской войны в частях Красной армии состояло до 58 тысяч бывших царских офицеров, из общего числа комсостава Красной армии на декабрь 1921 года, в 447 тысяч человек. Подавляющее большинство командиров частей и начальников штабов были бывшими офицерами. В период 1918-1920гг., 18 из 20 командующих фронтами и 22 из 22 начальников штабов фронтов были кадровыми офицерами Русской Императорской армии. Зачастую командный состав красных соединений сплошь состоял из офицеров старой армии, что во многом предопределило успехи РККА на фронтах гражданской войны. Уже в первые месяцы создания новой армии началась дискуссия по вопросу, какой ей быть? Централизованной и регулярной или добровольческой и милиционной. Пока споры на эту тему достигли на военной секции 8 съезда РКП(б) в марте 1919 года. Значительная группа делегатов (более 100, из 270, получили в последующем название «военной оппозиции») выступила против линии на создание регулярной армии. Выступавший от их имени с докладом В.М.Смирнов утверждал, что: «Буржуазным военным специалистам нельзя доверять командных постов, нельзя им давать право единолично решать оперативные вопросы, что их функции должны иметь лишь совещательный характер. Требование устава о приветствии красноармейцами военных начальников является пережитком самодержавно крепостнического строя. Централизованная армия, является армией империалистического государства». Военная оппозиция настаивала на выборности командного состава и увеличении прав коммунистических ячеек в армии. Нельзя не заметить, что видное место среди «оппозиционеров» занимал К.Е.Ворошилов, будущий нарком обороны (с 1925 года до мая 1940 года) человек совершенно необразованный (незаконченная начальная школа) и недалекий. Опять у Троцкого: «В кругах Ворошилова с ненавистью говорили о военных специалистах, о военных академиях, о высоких штабах». В ответ на выступление Смирнова член РВС С.И.Аралов заметил, что в Красной армии недостаёт до 60% военных специалистов. С защитой проводимой военной политики выступил В.И.Ленин, что и предопределило результаты голосования (174 против 95 за резолюцию ЦК). Выступая в это время с речью, Ленин, между прочим, сказал: «Когда мне недавно Троцкий сообщил, что у нас в военном ведомстве число офицеров достигает нескольких десятков тысяч, тогда я получил конкретное представление, в чем заключается секрет использования нашего врага, как строить коммунизм из подобранных кирпичей, брошенных капиталистами против нас». Показательная фраза!

Вот что писал о том времени самый прославленный из советских военноначальников Г.К.Жуков: «Опыт прошлых войн в том числе опыт Первой мировой войны, по целому ряду причин не мог быть тогда целиком взят Красной армией на вооружение…Нужно было создать свою, ярко выраженную классовую военную организацию, вооружив её новыми взглядами на существо и способы борьбы». В данном случае Г.К.Жуков лишь повторил те идеи, которые высказывались на протяжении всего предвоенного периода. Высказывались, в том числе и таким «видным военным теоретиком», как подпоручик М.Н.Тухачевский. Вот что он пишет в докладе, подготовленном по просьбе Ленина в самом конце 1919 года: «У нас принято считать, что генералы и офицеры старой армии являются в полном смысле слова не только специалистами, но и знатоками военного дела. Поэтому стремление создавать Красную Армию на началах регулярных, а не кустарных выставило необходимость использования старых офицеров на ответственных командных постах. Это положение было бы совершенно правильно, если бы старое русское офицерство стояло на высоте своего дела, и было бы действительно знатоком этого дела. На самом деле русский офицерский корпус старой армии никогда не обладал ни тем, ни другим качеством. В своей большей части он состоял из лиц, получивших ограниченное военное образование (видимо имеет в виду и себя), совершенно забитых и лишенных всякой инициативы…. Итак, мы не можем смотреть на общую массу старого офицерства как на знатоков военного дела, а тем более как на хороших командиров. Только в службе генерального штаба, в штабной работе старое офицерство имеет преимущества перед новичками. В первый период создания Красной Армии, когда пролетариат не имел своих специалистов военного дела, офицерство было, конечно, единственно способным занимать командные должности, но теперь обстановка в корне изменилась.(!?) Приведенные выше соображения и доказательства указывают, что проведение в армии коммунистического командного состава не встречает серьезных препятствий со стороны знания военного дела. Наоборот, мы видели, что на офицерский корпус мы не можем рассчитывать, как на отличный командный состав. Мы принуждены создавать свой, коммунистический командный состав, который будет не только энергичным и самодеятельным, не только позволяющим Коммунистической партии надежно проникнуть в массы Красной Армии и обеспечить ее за собой, но это одновременно будет и шагом вперед в отношении осмысленного руководства армией на войне. Словом, проведение коммунистического командного состава является большим шагом вперед к регулярным формам классовой армии от форм неорганической смеси красноармейцев со старым офицерством, неизбежной неприятной импровизации при лихорадочно-спешном создании армии. Среди военкомов и младшего комсостава есть много достойных быть командирами на ответственных постах. Надо только дать широкий простор для продвижения и широко назначать военкомов на командные должности, давая некоторым из них краткую теоретическую подготовку. Нужно только бросить лозунг о переходе к коммунистическому командному составу (в главной массе), и этот командный состав появится, так как он уже имеется налицо в скрытом виде. Возможность командования вовсе не сопряжена с такими трудностями, чтобы они не были достижимы для наших партийных товарищей. Необходимо дать широкий простор в продвижении молодому нарождающемуся революционному командному составу, наиболее способному и необходимому для Красной Армии. В низах много способных начальников. Они всюду имеются. Не надо только бояться давать им быстрое и свободное продвижение вперед, и тогда мы быстро обогатимся блестящими военачальниками в нашей доблестной Красной Армии. Наше старое офицерство, совершенно незнакомое с основами марксизма, никак не может и не хочет понять классовой борьбы и необходимости и неизбежности диктатуры пролетариата.»

Я специально привел столь большую выдержку из доклада Тухачевского, в силу того, что здесь суммированы основные принципы, на которых будет строиться командный состав Рабоче – Крестьянской Красной Армии в течении последующих 20 лет. Основной из них: «В низах много способных начальников. Они всюду имеются». Далее еще одна выдержка из вышеупомянутого доклада, как ничто другое демонстрирует уровень нового «военного стратега» и вообще настроения, царившие в политической верхушке большевиков. «… Поэтому генералам совершенно непонятны условия комплектования армии родственными классами при наступлении, условия обеспечения тылов в зависимости от классовой группировки населения, непонятна им зависимость между шириной фронта армий и ходом общей классовой борьбы, незнакомы им возможности в организации пролетариата и родственных им масс для обороны укрепленных районов и проч.» Тухачевский вскоре после написания этого доклада занимал должности начальника академии им.Фрунзе и начальника штаба РККА. Комментарии излишни! После окончания Гражданской войны наступило время создания единой военной доктрины, решения вопросов организационного строительства и подготовки военных кадров.

К концу 1924 года, после завершения демобилизации численность Красной армии достигала 600 тысяч человек. Численность командного состава на этот момент составляла свыше 76 тысяч человек. Из них бывшие офицеры около 25 тысяч, с абсолютным преобладанием на высших и старших командных должностях. Подготовкой командного состава в этот период занимались курсы красных командиров. В течение нескольких месяцев, в основном не более полугода, курсанты из числа рабочих и крестьян проходили общеобразовательную и строевую подготовку. Их обучали владению стрелковым и холодным оружием. Воспитательной работой занималась парторганизации. «Подготовка основной массы курсантов была недостаточная. Ведь набирали их из малограмотных рабочих и крестьян … дисциплины вели наскоро подготовленные преподаватели». По уровню обучения эти курсы не дотягивали даже до унтер-офицерских учебных команд царской армии. После окончания курсов у наиболее проявивших себя красных командиров был шанс попасть на курсы усовершенствования командного состава (КУКС). Время обучения год. Существовали также академические курсы по усовершенствованию высшего начальствующего состава (КУВНАС), где подготовка длилась до полугода.

Академическое военное образование также претерпело кардинальные изменения. Что видно на следующем примере. Николаевская военная академия в июле 1918 года была переименована в военную академию РККА, в августе расформирована приказом командующего Восточным фронтом, а в последующем первого Главкома вооруженных сил Советской республики Вацетиса. С начала 1918 года академия находилась на эвакуации в Екатеринбурге. С приближением чехов преподавательский состав и слушателей академии в срочном порядке эвакуируют в Казань. Вся материально-техническая база и архив академии остаются в Екатеринбурге. Через некоторое время Казань была взята белыми. Весь Профессорско-преподавательский состав академии и подавляющее большинство ее слушателей перешли на сторону белых. Академия перебралась в Томск, потом во Владивосток и до 1922 года дала несколько ускоренных выпусков. Весь архив академии был передан японцам. Преподавательский состав эмигрировал. Таким образом, новая Академия Генерального штаба РККА ( в будущем Военная академия РККА им.Фрунзе), созданная в декабре 1918 года, была скорее импровизацией на тему Николаевской академии. Преподавательский состав набирался из числа бывших выпускников Николаевской и других академий и гражданских преподавателей. Методической базой академии первое время служила библиотека Охотничьего клуба(!). Учитывая, что для учебы в ВУЗе требовалось наличие исходного образования, у рабочих и крестьян с поступлением в ВУЗ были большие проблемы. В результате 65% слушателей первого набора были бывшими офицерами, а 35% членами семей военнослужащих и интеллигенции. Второй набор состоял на 90% из бывших офицеров. ( показательно, что из выпускников первых выпусков академии в 1941 году в живых и на свободе осталось менее 10%)

В 1921 году было решено взять курс на подготовку командиров из числа краскомов, проявивших себя в ходе Гражданской войны. Официально разница между краскомом (революционным пролетарием или крестьянином) и военспецом (бывшим офицером) стерлась лишь к концу 20-х годов. Этот курс предполагал, так называемую «доподготовку» высшего и среднего командного состава. Полный академический курс, краскомам, в подавляющем большинстве, пройти было не под силу, ввиду отсутствия базового образования. Вот что вспоминает дочь П.П.Лебедева, назначенного в 1921 году начальником Военной академии РККА. «Гражданская война доказала необходимость создания такой академии. Молодые красные командиры, преданные делу революции и Советской власти, были большей частью из рабочей среды. Они не имели не только специального, но часто и вообще образования. Стратегию и тактику они постигали на практике, часто благодаря русской смекалке… Много самородных талантов появилось на фронтах Гражданской войны. Но знаний не было. А они были крайне нужны. И вот создается Военная академия РККА. И во главе этой вновь созданной, но совершенно иной по духу академии, чем та, которую он когда-то окончил, стал Павел Павлович Лебедев. На одном из первых экзаменов он проявил себя достойным оказанного ему В.И.Лениным и Центральным комитетом ВКП(б) доверия. Красных командиров принимали по экзамену. Конечно этот экзамен сильно отличался от тех вступительных экзаменов, которые держит теперь молодежь, (воспоминания написаны в 70-х гг. прошлого века. авт.) желая поступить в академию. За столом экзаменаторов сидели начальник Академии Лебедев и несколько других спецов, имевших тоже академическое образование, будущих преподавателей этой академии. Одного из экзаменуемых красных командиров спросили: «На какой реке стоит столица Лондона?». (так по тексту. авт. ) Откуда ему было бедному знать, на какой реке стоит Лондон. И какое это вообще имело значение… И он не задумываясь, смело ответил: «На Лондоне». Ответ его был принят со смехом. Члены экзаменационной комиссии были против того, чтобы принять этого товарища в академию. Но Лебедев воспротивился этому решению: «За русскую смекалку надо эго принять!». И он настоял на своем. Красный командир был принят и доказал в процессе учебы, что русская смекалка – это рычаг в любом деле». Таким образом, чтобы «оправдать доверие», в академию принимались заведомо неспособные к академическому образованию кадры. С единственным довольно спорным качеством – русской смекалкой, которая как известно не может заменить образование.

К.А Мерецков в своей книге «На службе народу» так описывает прием в академию Генштаба РККА: «Газета «Известия» сообщила о наборе слушателей в академию. Кроме того, разослали извещения в местные военкоматы. Формально требовалось обладать некоторым общеобразовательным цензом, но на деле это условие не соблюдалось. Главную роль при первом наборе играло наличие рекомендаций двух членов РКП (б), собственного партстажа и опыта военной работы, преимущественно в Красной Армии. В результате в академию попали люди с неодинаковыми знаниями…». Не только с «неодинаковыми знаниями», но и просто с нежеланием эти знания получать. А зачастую, и откровенным презрением к военной науке в целом. «Преподавание в Академии не приносит мне никакой пользы, — писал Чапаев в Реввоенсовет армии.— Что преподают, это я сам прошел на практике… Выведите меня из этих каменных стен». Слушатели военно-учебных заведений стали отбираться по классовому признаку, независимо от уровня их подготовки и наличия способности к обучению. Главным и, по сути, единственным критерием отбора стала лояльность к советской власти, а дипломы и аттестаты о начальном и среднем образовании заменили направления от партийных и комсомольских организаций. Появляются различного рода кратковременные курсы, в том числе академические, на которых «герои гражданской войны» повышают свой профессиональный уровень. Ставка в подготовке будущих кадров делалась только на них (краскомов), несмотря на то, что в ходе гражданской войны подавляющее большинство средних и высших командных должностей в Красной армии занимали офицеры старой армии. И именно им обязана Красная армия своими успехами на фронтах Гражданской войны. И именно они в первую очередь должны были совершенствовать свою военную подготовку. Но большевистское руководство выбрало другой путь. Эти полумеры были вызваны, прежде всего, желанием привести классовый состав армии в соответствие с руководящей ролью пролетариата и крестьянства в советском обществе. Армия в первую очередь подгонялась под господствующую политическую доктрину. Показательно в связи с этим заявление Г.К.Жукова: « Благотворные изменения произошли в классовом составе армии. Из старых военных специалистов остались лишь люди, проверенные жизнью, преданные Советской власти, а новые кадры специалистов состояли из рабочих и крестьян, прошедших школу Гражданской войны или получивших образование и политическое воспитание в военно-учебных заведениях.

К 1937 году рабочие и крестьяне составляли более 70 процентов комсостава, более половины командиров были коммунисты и комсомольцы». Что значит «проверенные жизнью» я поясню чуть позже. Хотелось бы при этом заметить, что назначенный в январе 1941 года на должность Начальника Генерального штаба, генерал армии Жуков имел за спиной лишь два года военного образования, из которых год занимает обучение в унтер-офицерской команде царской армии. Небезынтересна, будет выдержка из аттестации, данной Жукову его командиром Рокоссовским в ноябре 1930 года. «Может быть использован на должности помкомдива или командира мехсоединения при условии пропуска через соответствующие курсы. На штабную и преподавательскую работу назначен быть не может – органически её ненавидит». Примерно таким же был образовательный уровень остальных высших командиров РККА. К 1941 году в Красной армии звания маршала были удостоены 8 человек. Тухачевский, Егоров, Блюхер, Ворошилов, Буденный, Тимошенко, Кулик и Шапошников (первые трое расстреляны до начала войны ). Вот данные об их образовании и полководческих заслугах (звание в царской армии). Тухачевский – 6 классов гимназии, год кадетского корпуса, Александровское военное училище (1914), подпоручик. Егоров – 6 классов гимназии, Казанское пехотное юнкерское военное училище, подполковник. Блюхер – начального образования нет. Младший унтер-офицер по выслуге. Буденный – начального образования нет, один год Академии Фрунзе.1932. Вахмистр по выслуге. Ворошилов – 2 года сельской земской школы. Тимошенко – Унтер-офицерская учебная команда, вахмистр, Высшие академические курсы 1922 и 1927, Курсы командиров-единоначальников (т.е.совмещающих работу командира и политработника) Военно- -политической академии, всего 1.5 года обучения. Кулик – начального образования нет, один год академии Фрунзе. 1932. Шапошников – реальное училище, Алексеевское военное училище, Николаевская академия генерального штаба (1910), подполковник. Как видим, академическое военное образование присутствовало лишь у Бориса Михайловича Шапошникова. Не менее удручающей была ситуация с образованием (не только военным) и на всех остальных эшелонах армейского руководства РККА.

При желании можно сравнить уровень подготовки советских маршалов с соответствующей подготовкой высшего германского генералитета. Картина получается мрачная. Германские фельдмаршалы на 1940 год. Вернер фон Бломберг- кадетский корпус, Потсдамская военная академия, академия Генштаба. Федор фон Бок – кадетский корпус, Потсдамская военная академия. Вальтер фон Браухич- военное училище, академия Генштаба. Вильгельм Кейтель- кадетский корпус, артиллерийское училище, академия Генштаба. Гюнтер.Х. фон Клюге- кадетский корпус, Потсдамская военная академия. Вильгельм фон Лееб- кадетский корпус, Баварская военная академия. Вальтер фон Рейхенау-кадетский корпус, академия Генштаба. Герд фон Рунштедт-кадетский корпус, академия Генштаба. Герд фон Вицлебен- военное училище в Бреслау, академия Генштаба. Вильгельм Лист- кадетский корпус, академия Генштаба. Хуго Шперле- школа, военное училище, летные курсы. Альберт Кессельринг- школа, военное училище. Эрхард Мильх- школа, летные курсы. Как видим, лишь у Э.Мильха отсутствовало военное образование, а у Кессельринга и Шперле оно не было академическим. Здесь стоит заметить, что все трое представляли Люфтваффе и в силу известных исторических причин (быстрое развитие военной авиации в ходе 1 Мировой войны) не могли получить специального образования и выдвигались вследствие своих талантов. Кессельринг и Шперле служили в кайзеровской армии с 1903-1904 годов и достигли соответственно, в артиллерии и пехоте, к 1914 году штаб-офицерских званий. Подавляющее большинство высших офицеров рейха происходили из потомственных офицеров-дворян и готовились к военной карьере с детства. Лишь Шперле и Мильх происходили из семей пивовара и аптекаря. Что впрочем, сильно не сказалось на их образовании. Также стоит заметить, что все вышеперечисленные германские военноначальники имели за спиной опыт Первой мировой войны, пройденной ими от начала до конца.

Ситуация с оперативно-стратегической подготовкой высшего командного состава на протяжении всего предвоенного периода была продуктом вынужденных решений. Создававшаяся в течении 20-х годов система военного образования на основе преподавательского состава из офицеров и генералов старой армии не проработала и нескольких лет. Дело «Весна» 1930-31гг., и «чистка» 1937-40 годов оставили в рядах РККА лишь несколько сотен бывших офицеров царской армии. Причем истреблялись не только служившие в этот момент в РККА, но и уволенные в запас офицеры, а также никогда в Красной армии не служившие. Погибли почти все офицеры, вернувшиеся из эмиграции. Арестовывались даже 70-80 летние старики. Русское офицерство истреблялось как класс, вне зависимости от лояльности к новой власти и заслуг перед ней. Политика партии большевиков была направлена именно на полное физическое истребление бывших офицеров и военных чиновников. «К началу войны через лагеря прошло абсолютное большинство оставшихся в СССР офицеров. А ведь именно они определяли развитие армии и военной науки в предвоенный период. Ими были написаны все основные труды по стратегии, тактике и оперативному искусству, учебники для академий, военных училищ, школ и курсов, составлялись уставы и наставления, планы боевой подготовки и мобилизации, вырабатывалась военная доктрина. В их руках была сосредоточена вся военно-педагогическая деятельность. Все крупные военно-исторические работы принадлежали перу бывших офицеров». Поэтому неудивительно что в июле 1939 года старший инспектор Управления высших учебных заведений (УВВУЗ) РККА Невский Г. Г.обращается письменно к наркому обороны СССРс докладом на 15-ти страницах, в котором охарактеризовал итоги работы военных академий РККА.. В письме в частности говорилось, что: «Во всех академиях количество преподавателей, имеющих звание доцента, не превышает 15%, а в ВАФ (Военная академия им. Фрунзе М. В.), на общей тактике только 8% звание доцента. При этом есть все основания полагать, что научные звания по тактическим дисциплинам присваиваются весьма сомнительно. Когда вдумываешься во все вышесказанное — жутко становится». Приведенный выше пример с военным образованием первых советских маршалов, характерен в конце 30-х годов и для подавляющего большинства командиров РККА всех рангов. Что касается высшего командного состава, то все эти советские военноначальники отличились в ходе гражданской войны. Именно их заслуги в ходе братоубийственного конфликта и карательных операций были определяющими в процессе назначений на руководящие посты. Начиная с середины 30-х годов, личная преданность Сталину стала, пожалуй, главным фактором в продвижении по службе. Недаром большинство первых маршалов были выходцами из Первой конной армии (родной для Сталина), самого «героического» соединения красных. В столкновении с внешними врагами их полководческий талант не проявился никак. Тухачевский и Егоров провалили польскую компанию. Блюхер неудачно действовал в операции у озера Хасан. Тимошенко ответственен за неудачи в Зимней войне. Буденный, Ворошилов, Тимошенко и Кулик проявили вопиющую некомпетентность в военных вопросах на начальном этапе войны с Германией. Определенным исключением служит лишь М.Б.Шапошников, единственный из кадровых русских офицеров оставшийся в высшем руководстве вооруженных сил к 1941 году. В данном случае роль играли хорошие личные отношения Шапошникова со Сталиным, «неумение» возражать вождю.

К ВОПРОСУ О «ЧИСТКАХ»

«Пусть не забудут наше дело и позабудут наши имена». Надпись на могиле русского офицера. В 1930 году начинается первая массовая чистка командного состава РККА. Кого она затронула? Вот что пишет по этому поводу, работавший в то время в особом отделе ОГПУ Б.И.Гудзь: «Действительно, в 1932 году возникла своего рода конфликтная ситуация между Я.К. Ольским и поддержавшими его руководителями из центрального аппарата ОГПУ СССР (среди них были: заместитель председателя С.А. Мессинг, начальник административно-организационного управления И.А. Воронцов, начальник секретно-оперативного управления Е.Г.Евдокимов), с одной стороны, и группой ответственных сотрудников ГПУ Украины во главе с его председателем Всеволодом Балицким и членом коллегии ОГПУ СССР, начальником СОУ ГПУ Украины Израилем Леплевским, поддержанных заместителем председателя ОГПУ СССР Г.Г.Ягодой, практически заменявшим тяжело больного В.Р.Менжинского, с другой. Дело касалось развернутой украинскими чекистами «показательной» широкомасштабной операции «Весна», в результате которой несправедливо арестованными оказались известные деятели Красной Армии, бывшие генералы царской армии А.И.Верховский, А.А.Свечин, А.Е.Снесарев, Н.Е.Какурин и еще более 3000 бывших старых генералов и офицеров. Изучив материалы дела, и увидев, что оно искусственно сфабриковано, Ольский выразил резкий протест».

В течении 1930-32 годов было арестовано свыше 10000 бывших офицеров и генералов царской армии. Их обвиняли в создании контрреволюционных организаций и работе на разведки капиталистических стран. Главной же причиной арестов было само собой их происхождение и профессия. Происходило уничтожение последних специалистов, способных направить развитие армии и воспитание командных кадров для неё, в нужное русло. Партийное руководство страны посчитало, что «капиталистические кирпичи», выражаясь ленинским языком, им больше не нужны. Сфабрикованные на бывших офицеров дела были настолько откровенно сфальсифицированы, что даже часть руководящих сотрудников ОГПУ выразило открытое сомнение в объективности этой компании. Причем компании, произошедшей в тот момент, когда Германия, начавшая восстанавливать свои вооруженные силы, буквально вытаскивала, всех немецких офицеров, служивших военными советниками изо всех провинций Китая, из дальних углов Латинской Америки. (Например, в Чакской войне на стороне Боливии воевало несколько сотен бывших кайзеровских офицеров, а на стороне Парагвая несколько сотен русских офицеров.) Подтверждением того, что политический заказ на репрессии поступил от высшего руководства СССР служит постановление политбюро ЦК ВКП(б) 6 августа 1931 г. об изменениях в составе ОГПУ. Со своих постов убирались сотрудники ОГПУ, выразившие сомнение в необходимости и непредвзятости следственных мероприятий в отношении командного состава РККА из бывших офицеров РИА.

После 1931 года наступила небольшая пауза в репрессиях. (ОГПУ продолжало проводить локальные операции, одной из которых была акция по аресту и высылке, под красноречивым названием «Бывшие люди», проведенная в марте 1935 в Ленинграде.) Часть бывших офицеров арестованных в 1930-31гг., была оправдана, некоторые даже восстановлены в званиях и должностях, но это была, по сути, отсрочка приговора до 1937-38 годов. Что прослеживается в судьбах, например таких видных русских военных, как комдивы А. А. Свечин, С. Г. Лукирский, комбриг А. И. Верховский. В этот период репрессированы более 16000 человек в основном высшего, старшего и среднего командного состава РККА, и те из бывших царских офицеров, кому посчастливилось уцелеть к тому времени. Остались только, «проверенные жизнью» (вспомните слова Жукова), т.е. лояльные к власти Сталина и полностью управляемые. В репрессиях 30-х годов не было ничего удивительного, метод тотального уничтожения был апробирован в ходе Гражданской войны, новым было то, что на смену классовому подходу пришел еще более массовый подход «личной преданности делу Сталина». В этот период происходит рост количественного состава РККА. В 1933 году в ее составе было 885 тысяч человек, а к концу 1937 года 1,5 миллиона военнослужащих. Весной 1941 года частично отмобилизованная Красная армия имела в своем составе 5,67 млн. человек.

Пропорционально увеличению численного состава армии происходило увеличение командного корпуса. На 1 января 1941 года списочная численность командно-начальствующего состава армии и флота составляла 580 тысяч человек. Обучение младшего командного состава, и без того низкого качества, происходило по ускоренной программе. Количество курсантов и военных училищ с 1937 по 1941 года выросло в три раза. Такая же ситуация была и в военных академиях, количество которых к 1941 году достигло 15. В декабре 1940 года, выступая на совещании высшего командного состава РККА, начальник Военной академии им.Фрунзе, М.С.Хозин сказал следующее: « Я хочу поставить вопрос в отношении нашего преподавательского состава. С преподавательским составом на сегодняшний день у нас обстоит не совсем нормально. Комплектование академии преподавательским составом в 1940 г. выглядит так: мы получили 75 процентов нового преподавательского состава. Это, как правило, командиры, имеющие до 2-х лет перерыва службы в Красной Армии, оторвавшиеся от войсковой практики и не имеющие методических навыков в деле преподавания. В числе прибывших преподавателей имеются командиры, у которых нет высшего военного образования, и целый ряд командиров, которые были отстранены от занимаемых должностей, вследствие невозможности их использования в войсках… Теперь относительно слушательского состава. Во-первых, Академия сейчас численно чрезвычайно выросла и имеет в своем составе 2500 человек. Когда в 1938 г. принимался тот состав, который должен быть выпущен в этом году, то из 610 человек были приняты 453 человека с плохими оценками(!), причем они имели не только по одной плохой оценке, но по 2-3-4 и даже больше. Все это создает такое положение, при котором мы в ряде случаев работаем с командным составом — слушателями впустую».

На смену старым военспецам-преподавателям пришли их бывшие выпускники, не обладавшие необходимым опытом преподавательской работы. Армия в этот период получала тысячи недостаточно подготовленных младших офицеров. На средние и старшие командные посты выдвигались командиры, ни по выслуге лет, не по опыту и знаниям совершенно не соответствующие уровню новых должностей. Перемещение командиров на вышестоящие должности и получение ими новых званий достигло 34% от общей численности в год! Резкий количественный рост армии не был подкреплен соответствующей подготовкой командного состава. Но даже этих кадров не хватало. Некомплект младшего и среднего комсостава в июне 1941 года составлял от 20 до 60% . Особенно не хватало младших командиров. Качественной замены унтер-офицерскому составу царской армии найдено не было вообще. При этом сам штат командных должностей был, по сравнению с другими современными армиями, чрезвычайно раздут. Но попытка решить проблемы руководства войсками, «количественным», а не «качественным» методом, был заранее обречен на неудачу. У многих командиров РККА нежелание учиться, было сопряжено с непониманием роли военного образования вообще. Если в царской армии получение академического военного образования было честью, а поступление в академию было результатом прохождения серьезных экзаменов, то в Советских вооруженных силах все решалось «командно-приказным» порядком. Будущие слушатели зачастую, зачислялись телеграммой против их желания.

«..Я (С.М.Штеменко.) был очень доволен службой, с рвением отдавался ей и мечтал только об одном — подольше покомандовать этой полюбившейся мне частью. ( Учебный тяжелый танковый батальон ). А тут вдруг телеграмма из округа о зачислении меня и начальника штаба бригады ( моего однокашника по академии ) майора Н. Н. Радкевича слушателями Академии Генерального штаба. Ни он, ни особенно я не имели ни малейшего желания так скоро снова ехать на учебу и потому сразу же стали искать обходные пути. Мне повезло. Работая председателем окружной комиссии по выпуску одногодичников в соседнем учебном полку, я должен был доложить результаты непосредственно начальнику бронетанковых войск Киевского военного округа комбригу Я. Н. Федоренко. Выбрал при этом удобный момент и попросил Якова Николаевича послать в академию вместо меня кого-нибудь другого. Против ожидания, он сразу же одобрил мое решение и твердо заявил: — Работайте спокойно. Никуда не поедете…» Командир ремонтного взвода этого же батальона Швебиг Анатолий Петрович так вспоминает своё поступление в Академию (на тот момент он успел окончить семилетний школьный курс): «В 1938-м году я подал заявление в Академию. Тогда, чтобы в нее попасть, первые испытания проходили при округе, и только после них направляли в Академию, а там уже основные экзамены – 11 дисциплин. Я поехал в Академию механизации-моторизации рабоче-крестьянской Красной армии (ныне общевойсковая Бронетанковая Академия). А Штеменко поехал в Академию генерального штаба. Уже в Москве, в Академии, мы с ним встречались.
Начальником Академии в то время был комдив Лебедев, он построил нас и сказал:
- Товарищи офицеры, для вас никакого конкурса нет, – потому что тогда, в 1938-м году, начали принимать на инженерный факультет гражданских. – Если вы на тройки сдадите, будем считать, что вы в Академии. Если человек по знанию Устава или еще по чему-то не сдаст экзамен, его сразу отчисляли. Обидно, конечно. Такие хорошие офицеры приезжали с Дальнего Востока поступать, а из нашей бригады пятеро приехало – сдал экзамены только я, и то кое-как.»

В начале 1941 года немецкое военное руководство уже отмечало слабость Вооруженных Сил СССР, считало возможным их быстрый разгром. Вот что говорилось в секретном докладе (удивительно точно, отражавшем состояние дел в РККА) о состоянии Красной Армии, подготовленном разведывательным отделом генерального штаба сухопутных войск Германии 15 января 1941 года: «В связи с последовавшей после расстрела летом 1937 года Тухачевского и большой группы генералов «чисткой», жертвой которой стало 60—70 проц. старшего начальствующего состава, имевшего частично опыт войны, у руководства «высшим военным эшелоном» (от главнокомандования до командования армий) находится совсем незначительное количество незаурядных личностей. На смену репрессированным пришли более молодые и имеющие меньший опыт лица. Подавляющее большинство нынешнего высшего командного состава не обладает способностями и опытом руководства войсковыми объединениями. Они не смогут отойти от шаблона, и будут мешать осуществлению смелых решений. Старшему и младшему командному составу (от командира корпуса до лейтенанта включительно) также, по имеющимся данным, свойственны очень крупные недостатки». В докладе отмечалось, что с конца 1939 года советским руководством принимались меры по укреплению Красной Армии. «Вооруженные силы, особенно после опыта, приобретенного в финской войне, претерпевают изменения. От большевистского пристрастия к проведению гигантских маневров и учений они возвращаются к кропотливой работе по индивидуальной подготовке офицера и бойца… Однако в условиях России положительная роль новых методов может сказаться лишь спустя несколько лет, если не десятилетий… Такие черты характера русских людей, как инертность, косность, боязнь принять решение и страх перед ответственностью, продолжают оставаться».

Главной причиной поражений царской армии в войнах начала века, руководство Советского Союза и его вооруженных сил видели техническую отсталость армии и страны в целом. И первоочередной задачей страны в предвоенный период стало создание необходимой промышленной базы и перевооружение армии. Индустриализация страны и развитие военного производства были признаны первоочередной задачей и проведены в сжатые сроки, отличались большими масштабами. Курс на развитие бронетанковых войск и авиации соответствовал велениям времени. Моторизация армии и модернизация путей сообщения внутри страны повысили мобильность армии до современного уровня. Наступательный характер советской военной доктрины предполагал создание высокомобильной и вооруженной современными образцами оружия армии. В этой области была проделана огромная работа и достигнуты впечатляющие успехи. Страна подверглась милитаризации практически во всех областях государственного хозяйства. К началу Второй Мировой войны РККА была самой вооруженной армией в мире. На вооружение были приняты новейшие образцы стрелкового оружия, авиационной, артиллерийской и бронетанковой техники. Флот получил корабли нового поколения. Количественный и качественный состав основных вооружений позволял решать любые поставленные перед армией задачи. Любой сравнительный анализ показывает, что на 22 июня 1941 года РККА превосходила армию вторжения по большинству показателей.

Армия осуществила полный переход на кадровый метод комплектования, скрыто провела частичную мобилизацию и стратегическое развертывание на западных границах. Военная мысль в целом соответствовала изменяющимся условиям, уставы и наставления войскам – современной армии. Но отсутствовало главное! Качество исполнения. Одного революционного духа и верности идеалам было недостаточно для создания элиты современной армии, теперь уже советского командного корпуса. Понятия «военная культура» и «офицерская честь» на долгие годы были отброшены, за ненадобностью. Непонимание того, что институт офицерства – это продукт кропотливой работы нескольких поколений, привело к катастрофическим результатам.

Новым словом в строительстве армии стало введение в неё института комиссаров, что явилось, как это не странно, результатом эффективной пропаганды большевиков в частях царской армии в 1916-17 годах. Убедившись, что пропаганда в процессе войны способна разложить не только отдельные части, но и армию страны в целом, коммунисты не могли позволить воевать с ними их же оружием. Постоянный контроль партии за всеми сторонами армейской жизни имел как положительный, так и отрицательный эффект. Боевая подготовка зачастую приносилась в жертву подготовке политической. Солдат узнавал, за что он будет воевать, но не знал как! Деятельность политработников сковывала и без того редкую инициативу комсостава. Вот что писал по этому поводу в 1940 году начальник артиллерии Красной армии Н.Н.Воронов: «в армии создалась такая обстановка, что командир не чувствуют себя уверенным в своих действиях, любой подчиненный в любой момент может поднять шум по отданным им распоряжениям, по партийной или комсомольской линии, пойти жаловаться политруку или военному комиссару, и командир не будет гарантирован немедленно, что не начнется разбор дела». А чем заканчивались в то время «разборы дел» мы знаем. А ведь еще в 1919 году Александр Андреевич Свечин, видя в деятельности комиссаров основную помеху работе командира, написал: «Каждый дельный работник, пытающийся сосредоточиться на своей задаче, осаждается роем советчиков, прожектеров, делегатов, комитетов, бездельников всех сортов и рангов, пересекающих ему дорогу, стремящихся присвоить себе результаты его работы, захватить его компетенцию».

ПРОВЕРКА ВОЙНОЙ

«Концепция военной профессии традиционно ассоциируется с офицерами, а не рядовым составом. Причина этого понятна. Тот специфический набор ценностей и норм поведения, который образует профессиональный этнос, является преобладающим среди офицеров, редко встречается среди сержантского состава и, как принято считать, не существует среди рядовых военнослужащих» Международная военная и оборонная энциклопедия. Вашингтон 1993.

Лучшей проверкой для армии стала война. И если на Хасане и Халхин-Голе проблемы боевой подготовки носили, по мнению руководства страны, частный характер и замыкались на персоналиях, то Зимняя война 1940 года с Финляндией вскрыла проблемы настолько глубокие, что решить их за короткий срок было невозможно. Оперативно-тактическая подготовка командного состава оказалась на необычайно низком уровне, взаимодействие родов войск не налажено, разведка ТВД не соответствовала действительности, нарушались элементарные правила ведения войны. Несмотря на наличие всех необходимых ресурсов снабжение армии, особенно в первые недели войны было поставлено из рук вон плохо. Обладая подавляющим численным и техническим превосходством, Красная армия, несколько месяцев топталась в предполье «линии Маннергейма» и несла потери, атакуя неподавленную оборону. Разгром трех советских дивизий (44-й 18-й 163-й) и окружение четвертой (168-й) в узких лесных дефиле, был настолько безнаказанным и эффективным, что до сих пор изучается в Академии Генерального штаба РФ, как пример безалаберного управления войсками. «Уставные нормы, по которым мы учились, оказались неприемлемыми на театре Северной Финляндии» пишет В.И.Чуйков. Что это, как неспособность адаптироваться к новым для себя условиям!

Неспособность видеть картину войны в целом была характерна для всего советского военного руководства. По окончании войны с Финляндией в марте 1940 года состоялся пленум ЦК ВКП(б), на котором рассматривались итоги войны и состояние вооруженных сил страны. С докладом «Уроки войны с Финляндией» выступил нарком обороны К.Е.Ворошилов. Материалы к докладу разрабатывались начальником Генштаба Шапошниковым, правились и дописывались Сталиным. Доклад нарисовал неприглядное состояние армии в целом. Неблагополучие и отсталость в руководстве НКО и отдельных штабов, отдельно подчеркивалась плохая боевая выучка войск, пехоты в частности. Особенно отмечалась плохая работа войсковой разведки. В конце доклада Ворошилов (с подачи Сталина) признал несостоятельность своего руководства НКО и попросил освободить его от должности. В апреле итоги войны обсуждались на Главном военном совете. Здесь выступил Сталин сам. « У нас в командном составе засилье участников Гражданской войны, которые не дают ходу молодым кадрам. Надо выдвигать молодые кадры, которые являются нашей надеждой и сменой. Надо развенчать культ преклонения перед опытом Гражданской войны, он закрепляет нашу отсталость…Нам надо раскопать архивы немцев, французов, русских по империалистической войне, танцевать от опыта империалистической войны»… Этой фразой Сталин подытожил всю кадровую политику, которую сам же и проводил последние годы. Война в полной мере проявила несостоятельность высшего командования РККА и самого Сталина, как руководителя, ответственного за принятие решений по кадровым вопросам и вопросам стратегического планирования.

7 мая, напутствуя нового наркома обороны Тимошенко, Сталин сказал ему: «У товарища Ворошилова не хватает твердости. У вас она есть. Беритесь, прежде всего, за дисциплину и подготовку кадров». В мае состоялось совещание по вопросам идеологической работы в армии и на флоте. На нем выступал известный своим умением быстро реагировать на изменение обстановки и обличать врагов Л.З.Мехлис. Говоря о причинах военных неудач и излишних потерях, он подчеркнул три основных: 1). Низкая военная культура армейских кадров и вытекающие отсюда искаженные представления о характере современной войны и неправильное понимание советской военной доктрины. 2). Ложные установки в деле воспитания и пропаганды в Красной армии (лозунги: непобедимость Красной армии; армия героев и страна патриотов; теория абсолютного технического превосходства Красной армии; неправильное освещение интернациональных задач и т.д.). 3). Слабость военно-научной работы в армии и стране, забвение уроков прошлого, в частности, опыта старой русской армии, пренебрежение к изучению военной теории и культ опыта Гражданской войны, неприменимого к условиям современной войны.

Вот выдержка из письма адресованного в Политбюро ЦК партии в 1940 году: « Мы, группа комсостава Красной армии обращаемся к вам с двумя важными вопросами. От них зависит боеспособность армии. Первый. Об авторитете комсостава Красной армии в государстве – авторитета комсостава в государстве нет. Это конечно не заметно высшему комсоставу… У нас командира можно оскорбить, унизить и обругать. Комсостав материально обеспечен плохо, культурно ещё хуже, и даже совестно вспоминать насчет формы. Средний комсостав занимается не тем, чем следует, поэтому мы очень бескультурны. Войсками управлять не можем, самолюбия своего не имеем, и умирать с честью не умеем. Это мы особенно обнаружили, когда столкнулись с офицерами других армий. Сколько мы офицеров не видели, бескультурней, неграмотней, невежливей нашего комсостава нет. Второе. Патриотизма комсостав не имеет, командиры не гордятся, что они командиры, они недовольны своей судьбой и проклинают свое положение. Большинство комсостава ожидает только войну. Войну ждут, как какое-то загадочное счастье». Вы можете себе представить такое письмо, написанное русскими офицерами образца 1914 года?

Стремление советского руководства создать руководителей новой формации, было нежизнеспособной идеей с самого начала. Ставка на «наши» кадры привела к тому, что масса необразованных и не получивших соответствующей подготовки молодых людей становились младшими командирами и оказывались под командованием таких же неподготовленных и малоинициативных командиров среднего и высшего звена. Уважение к командиру, как носителю военной культуры и знаний у рядового состава практически отсутствовало. Высшее командование РККА находилось в состоянии постоянного страха перед политическим руководством страны и карательными органами, и было вынужденно подгонять боевую подготовку и воспитание войск под существующую политическую доктрину. При этом образовался ощутимый разрыв между жесткими формальными требованиями и реальной боевой подготовкой войск, и преодолеть этот разрыв одними разгромными указаниями и наставлениями было практически невозможно.

Привожу выдержки из приказа командующего войсками ПрибОВО генерал-полковника Кузнецова за № 0052 от 15 июня 1941 г. «По обеспечению боевой готовности войск округа» «Проверка боевой готовности частей округа показала, что некоторые командиры частей до сего времени преступно не уделяют должного внимания обеспечению боевой готовности и не умеют управлять своими подразделениями и частями…Взаимодействие родов войск и управление безобразно низкое. Командный состав ночью блуждает, не умеет управлять, бегает по полю боя вместо посыльных…Особенно плохо организуется и ведется разведка. Оборона даже при наличии в районе частей дивизии дотов и дзотов не отработана. Особенно плохо готовится ночная оборона…Немалое количество командиров живет и работает старыми порочными методами, совершенно не понимая главного, что именно сегодня как никогда мы должны быть в полной боевой готовности. Это надо всем твердо и ясно понять, ибо в любую минуту мы должны быть готовы к выполнению поставленной боевой задачи.»
Характерной чертой управления войсками стало пренебрежение этикой и открытое неуважение к личности и мнению подчиненных. Хамство по отношению к подчинённым не было прерогативой только Сталина. И Жуков, и Ворошилов и множество других советских военноначальников не упускали возможности унизить или запугать подчиненных им командиров, а в боевых условиях и расстрелять их, что в старой русской армии было просто немыслимо и преступно. Такие понятия, как «революционная дисциплина» и «пролетарское самосознание», по определению не могли заменить офицерской чести и профессионализма. Атмосфера всеобщего страха парализовывала всех, от лейтенанта до маршала, лишая их возможности принимать самостоятельные решения. Решения, от которых зависел исход всех операций на фронте с началом войны.

Вот что вспоминает о состоявшемся 19 июня в штабе 3-й армии ЗОВО совещании Каланчук Николай Макарович – в июне 1941 г. начальник штаба 29 танковой дивизии 11 механизированного корпуса 3 армии Западного особого военного округа: «Затем я задал вопрос командующему армии генерал-лейтенанту вопрос, что же будем делать в случае войны с людьми, которые не имеют пока никакого оружия? (в дивизии было до 3000 невооруженных бойцов) Он мне ответил: “На Неман посадим, дубины дадим, оборонять будем”. И когда я ему бросил реплику, что с дубиной первобытные люди только на зверя ходили, т. Кузнецов мне с раздражением ответил: “Окончил две академии и ничему не научился!” и с криком: “Вон! Вон! Из кабинета!” на этом закончил наш разговор. Я ушел, сел в свою “Эмушку”, и уехал в свой штаб. А через три дня война. И людей, о которых я писал выше, без оружия отправили в направлении на Минск.»

Сталинский взгляд на будущий конфликт с Германией держал командование армии и флота СССР в полнейшем оцепенении и понимании того, что инициатива по укреплению обороноспособности не просто наказуема, а смертельно опасна. А главной задачей вооруженных сил является расплывчатое и полное непонимания реальной обстановки на границе заявление: «Задача наших войск – не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения». В связи с этим показательны слова маршала Ф.И. Голикова: “У Сталина сложилось мнение, что пока Германия не закончит войну с Англией, на нас не нападет. Мы, зная его характер, подстраивали свои заключения под его точку зрения”.
Редактировалось: 1 раз (Последний: 26 февраля 2013 в 15:19)
ГрамотаМедаль
Сообщений: 461
Не понятны выводы все таки их надо выводить отдельно а не просто размещать текст и хотелось бы увидеть мнение других людей или их высказывания а как то одна бока получается. Пришли высшие арийцы и нам по морде лаптем надавали.
www.kvim76.ru
ГрамотаМедаль
Сообщений: 567
Вы не забудьте, что во время написания маршалами мемуаров было модно плюнуть на довоенное руководство, к тому времени отстраненное от рулей.Если бы энергичное и твёрдое руководство вооруженными силами находилось на описанном выше уровне, мы бы сейчас писали не на клавиатуре, а гвоздём на стене свинарника в перерывах выполнения заданий "сверхчеловеков".Я могу привести и другие цитаты (типа "наконец то достойный противник") из столь нынче почитаемых германских источников.То, что при резком увеличении вооруженных сил (с 120 дивизий в 1937г. до 300 в 1941г.) наблюдается дефицит квалифицированных кадров, так в этом нет ничего удивительного.А то что принимались энергичные меры по выявлению и исправлению недостатков и упущений, подтверждает хотя бы тот факт, что война закончилась безоговорочной капитуляцией самой сильной и умелой из европейских армий.
Спасибо за внимание
ГрамотаМедаль
Сообщений: 567
varyag:
«Министр обороны РФ сообщил, что во время Великой отечественной войны погибло 26600000 советских граждан»
Сколько из них погибло с оружием в руках? И сколько мирных граждан СССР было целенаправленно уничтожено оккупантами? При выяснении вопроса профессионализма сторон это надо чётко разделять.
Если бы после победы мы перебили бы всё мирное германское население в зоне советской оккупации, счёт был бы в нашу пользу, нам бы никто не помешал это сделать.БЫ...
Редактировалось: 1 раз (Последний: 26 февраля 2013 в 01:19)
Спасибо за внимание
ГрамотаМедаль
Сообщений: 750
ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

«Советский народ не только умеет, но и, можно сказать, любит воевать». Из выступления К.Е.Ворошилова на 18 съезде партии.

Летом 1941 года произошла военная катастрофа, невиданная доселе в мировой военной истории. В течение нескольких недель были разгромлены и отброшены на тысячи километров вглубь страны сотни сосредоточенных на западе советских дивизий. Погибли или оказались в плену миллионы командиров и солдат. Были потеряны в боях, а по большей части просто брошены при отступлении, десятки тысяч танков, артиллерийских систем и самолетов. Цельный в теории военный инструмент начал распадаться на части при первом же столкновении с настоящим и сильным противником. «Коммунистический порядок» в войсках уже через несколько дней войны обернулся беспримерной анархией и хаотическим бегством на восток. Очаги героического сопротивления отдельных частей не смогли спасти армию от катастрофы. Практически все немецкие генералы, вспоминая начальный этап войны, приходят к выводу, что советская армия не оказывала организованного сопротивления. «Захваченная нами техника свидетельствует о том, что русские не пытались оказывать организованное сопротивление. Они располагали сотнями танков и орудий, и могли бы свободно контратаковать, но они очень редко предпринимали подобные шаги. 9-й корпус захватил и уничтожил сотни танков и орудий. Ещё сотни их осталось стоять на главных и проселочных дорогах, в лесах и на болотах, на высотах и в лощинах… Также было захвачено множество амуниции, машин, оружия. Это была настоящая свалка. Если солдаты бросают свое оружие, значит, они пытаются спасти свою жизнь и не собираются оказывать сопротивление врагу.»
Совершенно бездарно были потеряны миллионы человеческих жизней. Вся ответственность за эти поражения и жертвы лежит на политическом руководстве СССР. Виновны не столько лично Сталин или советский генералитет, а сама политическая система, приведшая их к руководству страны и армии. Русский офицерский корпус был практически полностью уничтожен. Ему на смену пришла глубоко политизированная и некомпетентная система командиров, где само слово «офицер», считалось оскорблением и ругательством. Не произошло преемственности поколений и сохранения, создававшихся столетиями традиций Русской армии. В итоге, к началу вторжения в СССР вермахт превосходил РККА решительно по всем аспектам подготовки личного состава к войне. Генералы, старшие и младшие офицеры, унтер-офицерский состав вермахта качественно был значительно лучше подготовлены и настроены на решение боевых задач. Особенно заметно это преимущество было в подготовке специалистов высокотехнологичных, современных родов войск – танковых и авиации. Проблемы армии повторяли, в общем и целом, все основные проблемы советского общества. Примечательно в связи с этим высказывание первого заместителя министра обороны России А.А.Кокошина, которое он сделал в 1996 году. «У нас было три категории командиров гражданской войны. Почти все командующие войсками и командармы, не говоря уже о начальниках штабов Красной Армии, были генералами или полковниками царской армии. Была вторая категория— это были поручики и подпоручики, ставшие командармами, комкорами,— Тухачевский, Уборевич. А дальше шли фельдфебели и вахмистры— Буденный, Тимошенко… Между всеми этими тремя категориями существовала изначально глубокая вражда. В конце 20-х годов поручики, опираясь на фельдфебелей, решили свести счеты с генералами и полковниками. Тухачевский устроил разгром военной школы Свечина, он утверждал, что они «не марксисты». … Я считаю, что величайшей трагедией наших вооруженных сил было то, что такие люди, как Свечин и вся его школа, были уничтожены в 1928-1929гг. В 1937г. и сами «поручики» были съедены «фельдфебелями». «Фельдфебелей» потом тоже съели. Между прочим, это нам до сих пор аукается. Ведь академии— это кузница кадров. Они должны иметь определенную преемственность, так же как штабы, и высшие органы управления. Преемственность— в учебных программах, библиотечных фондах, документах, которые передают такие знания через поколения, от человека к человеку. Когда эту нить обрубают, следующим поколениям военачальников все приходится начинать с нуля. А когда дело доходит до войны, это неизменно означает войну большой кровью. Просто удивительно, что у нас на этой почве вырастали потом крупные военачальники вроде Жукова»

Классовый геноцид и порочная в принципе идея о том, что любого специалиста можно «вырастить» на пустом месте привели к тому, что на месте Русского офицерского корпуса возник вакуум, который не могли заполнить «доподготовки» и «ускоренные курсы». Был утрачен эталон офицерского профессионализма и военной интеллигентности. Сталин и его помощники поняли суть проблемы уже к 1940 году. Но изменить ситуацию, не было времени. Возврат военной системы страны в исходное положение не мог произойти сразу. То на что уходил труд нескольких поколений, невозможно было создать за несколько месяцев. Введение офицерских званий и новой формы, напоминавшей форму царских офицеров, отмена института комиссаров, создание Суворовских училищ и популяризация героического прошлого Русской армии, были судорожными попытками решить проблемы созданные своими же руками. Командный состав, способный компетентно и профессионально руководить войсками выдвигался уже в условиях войны, ценой невероятных жертв и потерь. Отбор командных кадров, как результат планомерной учебной и воспитательной работы, за все 20 предвоенных лет так и не произошел. Произошел кровавый экзамен войны. В ходе которой погибло и пропало без вести до миллиона советских офицеров и генералов. Цифра просто невероятная и не поддающаяся сравнению с потерями всех воевавших во Второй мировой войне армий. И прав был Сталин, когда говорил, что Красная армия стала кадровой армией и освоила современную военную науку лишь в ходе войны. Он знал это, как никто другой. Недаром на Тегеранской конференции в 1943 году И.В.Сталин заявил, что вся военная мощь Германии зависит от пятидесяти тысяч офицеров, которых надобно расстрелять после войны и непременно ликвидировать германский Генштаб. Понимание того, что военная мощь СССР также основывается на профессиональном офицерском корпусе, а не партийных выдвиженцах, пришло к советскому руководству, успевшему к тому времени расстрелять в основном своих офицеров, слишком поздно.

В качестве эпилога я хотел бы привести слова русского историка Сергея Владимировича Волкова. «В ходе Первой мировой войны русский офицерский корпус очень сильно изменил свое лицо по сравнению с довоенным временем, и далеко не был уже той сплоченной силой, которая обеспечивала внутреннюю и внешнюю безопасность страны на протяжении столетий. Поэтому далеко не все его представители приняли участие в борьбе за российскую государственность против коммунистического Интернационала в годы гражданской войны, предпочтя по соображениям личного порядка отречься от своего прошлого и профессии и остаться в стороне от нее, а многие (пусть в большинстве и по принуждению) даже сражались на стороне разрушителей России против своих недавних сослуживцев. Трагедия русского офицерства связана, таким образом, не только с гибелью его лучших представителей и его исчезновением как исторического явления и, но и с этими печальными обстоятельствами».
ГрамотаМедаль
Сообщений: 750
Александр Дьячков:
Не понятны выводы все таки их надо выводить отдельно а не просто размещать текст и хотелось бы увидеть мнение других людей или их высказывания а как то одна бока получается. Пришли высшие арийцы и нам по морде лаптем надавали.

Выводы в статье привёл отдельно...
"Сверхчеловеки" потерпели поражение, кто спорит? В статье много интересного, в основном я согласен с автором, т.к. интересовался этой темой очень серьёзно ранее.
Сергей Кузьмичев:
Сколько из них погибло с оружием в руках? И сколько мирных граждан СССР было целенаправленно уничтожено оккупантами? При выяснении вопроса профессионализма сторон это надо чётко разделять.
Если бы после победы мы перебили бы всё мирное германское население в зоне советской оккупации, счёт был бы в нашу пользу, нам бы никто не помешал это сделать.БЫ...
Ну вообще-то нам никто не даст шанса "переиграть" войну, зачесть этот пост как конструктивный не могу
Сергей, извини, но "сморозил...". Кстати, считаю, современный офицерский корпус так же размыт и аморфен без сталинских репрессий и смен власти. И это при фактически постоянном свертывании Вооружённых Сил, Сергей!
Много нелицеприятного в статье, кому-то может показаться - даже не патриотичного. Но на мой взгляд, статья интересная. Кому-то поможет ответить на свои вопросы.
Редактировалось: 1 раз (Последний: 26 февраля 2013 в 15:35)
ГрамотаМедаль
Сообщений: 461
Даже Олег если ты согласен с автором что именно твое мнение и автор правильно..Каждый может считать по разному.Цитировать других как то не понятно.Лично я бы начал обсуждать эту тему немжоко с другого.а именно с военного строительства с концепции развития ВС той или иной державы. Каждая страна имея свои ВС уточняет для себя для чего. Гермния точно знала для ведения захватнической войны с целью мирового господства на это было заточено все от начала строительства военной техники( 1937 год выдача заказа на проэктирования боевой машины прорыва ТИГР ) и строительства основ обучения офицерского корпуса, построения штатная структура войск.Видел ли Советский Союз свою конечную цель мировой социализм, план обороны страны мне кажется нет. Отсюда сугубо мое мненике какой должна быть армия что она должна была делать и в какой момент точной ясности не было.
www.kvim76.ru
ГрамотаМедаль
Сообщений: 461
varyag:
Захваченная нами техника свидетельствует о том, что русские не пытались оказывать организованное сопротивление. Они располагали сотнями танков и орудий, и могли бы свободно контратаковать, но они очень редко предпринимали подобные шаги. 9-й корпус захватил и уничтожил сотни танков и орудий. Ещё сотни их осталось стоять на главных и проселочных дорогах, в лесах и на болотах, на высотах и в лощинах… Также было захвачено множество амуниции, машин, оружия. Это была настоящая свалка. Если солдаты бросают свое оружие, значит, они пытаются спасти свою жизнь и не собираются оказывать сопротивление врагу.»
и как же мы любим быстро и безоговорочно цитировать Германцев англичан сейчас американцев не пойму это что в душе рабское не ужели в большей степени не стоит рассматривать свои источники.
Редактировалось: 1 раз (Последний: 26 февраля 2013 в 19:32)
www.kvim76.ru
ГрамотаМедаль
Сообщений: 567
На мой взгляд, обобщения слишком фрагментарные, а выводы весьма упрощённые.Давайте посмотрим внимательнее на 2 вопроса (для начала):
1.Состояние и изменения офицерского корпуса Российской империи\СССР.
2.Военная доктрина нашего государства с 1917 по 1941 год.

Офицерский корпус Русской императорской армии уже в 1916 году настолько сильно отличался от себя самого образца 1914 года, как пони отличается от строевой кавалерийской лошади.Активная фаза первой мировой войны сожрала кадровое офицерство, а пришедшие им на смену штатские люди в погонах мало того что не обладали полнотой теоретических знаний, так ещё и не получили возможности заполнить теоретические пробелы пратическим опытом (подавляющее большинство просто сидело в окопах, не участвуя в полноценных боевых действиях по причине отсутствия таковых). Вожди "белого" движения (специально беру в кавычки "белого") постоянно сетовали на то, что офицерство пошло за ними в незначительных количествах.И это обьяснялось не только тем, что офицеры не имели четкого понятия против кого и за что надо воевать.Дело ещё и в том, что люди, надевшие офицерские погоны в 14-17 гг так и не стали в полной мере частью военного сословия.
Вывод из этого простой - качественное состояние офицерского корпуса РККА никак не связано с "истреблением русского офицерства большевиками".Он был истреблён (и не воссоздан) ещё до Февральского переворота.

(Позволю себе напомнить вам о том, что маршал Говоров, к примеру, служил в армии Колчака).

2.Теперь посмотрим вопрос о том, а почему РККА была построена именно такой, какой она была в июне 1941 года?
Ссылки на абсолютизацию опыта Гражданской войны и презрение "тупых кавалеристов" ко всему остальному не имеют права на существование. Еще в 1921 году в резолюции Всероссийского сьезда Советов было записано:"Новые враги могут оказаться лучше организованными, обученными и вооруженными, чем те, над коими Красная Армия одержала столько славных побед".Поэтому главным вопросом 20-30х годов было не "будет ли война?", а вопрос "кто будет противником, и какие методы и инструменты этот противник будет применять?".
Напомню вам о том, что после первой мировой войны европейская военная мысль лихорадочно искала новые концепции.Лиддел Гарт призывал к небольшим профессиональным армиям, исключительно высоко насыщенным техникой (вплоть до танкетки для каждого пехотинца).Д. Дуэ ратовал за "воздушную войну" (ничего не напоминает из второй мировой?).Французский Генштаб продвигал концепцию "позиционной войны".В США модной была идея "морской силы".Людендорф защищал принцип "тотальной молниеносной войны". И все они опирались на опыт Первой мировой.
В СССР опыт первой мировой был неполным (позиционная война была пассивной).Кроме того, командные кадры РККА, обладавшие боевым опытом (а пренебрегать любым боевым опытом преступно), сложились именно в ходе Гражданской войны.Поэтому основных концепций военного строительства было две, которые нам сейчас преподносят как конфликт "умных и дальновидных" (Тухачевский) и "тупых, но преданных"(Будённый и Ворошилов).Якобы первые хотели всё сделать правильно но им не дали вторые.Это упрощенческий бред.
В реальности первая группировка ратовала за то, что настала пора всё сделать по науке, отбросив всё, что породила Гражданская война.Мол, выбора у нас не было, воевали как попало и надо всё это забыть как дурной сон.
Вторая группировка настаивала на том, опыт Гражданской можно применять и далее, но только накачать при этом технические мускулы.
Ни одна из двух группировок не отрицала необходимость перевооружения и технического развития.Ещё одна разница между ними была в том, что группа Тухачевского стояла за несение революции на штыках по всему миру, а группа Ворошилова-Будённого считала главной задачей защиту и сохранение социалистического государства на нынешней территории.
В результате был выбран вариант, не отрицающий опыт Гражданской, но признающий необходимость классического военного образования и строительства вооруженных сил.
Главная причина поражений ВСЕХ противников вермахта заключается в том, что немцы сумели разработать абсолютно новую концепцию войны, сумели создать и усовершенствовать инструменты для этих новых технологий.
Никто в мире не смог противопоставить этой концепции НИЧЕГО.
Но летом-осенью 1941 года СССР сумел перевести борьбу в те формы, которые сначала не позволили вермахту победить, потом дали время создать свои инструменты и технологии противодействия врагу, и в конечном итоге повернуть ситуацию зеркально.
Вы будете удивлены, но это оказалось возможно благодаря опыту Гражданской войны.
Спасибо за внимание
ГрамотаМедаль
Сообщений: 567
varyag:
Ну вообще-то нам никто не даст шанса "переиграть" войну, зачесть этот пост как конструктивный не могу Сергей, извини, но "сморозил...
Я не собираюсь переигрывать войну.
Я не сожалею о том, что мы не отомстили немцам и прочим "око за око".
Я напоминаю тот факт, что от 2\3 до 3\4 людских потерь СССР понёс в результате целенаправленного истребления агрессорами гражданского населения.
Я в чём то здесь ошибаюсь?
Спасибо за внимание
ГрамотаМедаль
Сообщений: 461
Людские потери СССР — 6,3 млн. военнослужащих убитыми и умерших от ранений, 555 тыс. умерших от болезней, погибших в результате происшествий, осужденных к расстрелу (по донесениям войск, лечебных учреждений, военных трибуналов) и 4,5 млн. попавшими в плен и пропавшими без вести[2]. Общие демографические потери (включающие погибшее мирное население на оккупированной территории и повышенную смертность на остальной территории СССР от невзгод войны) — 26,6 млн. человек;
Людские потери Германии — 4,270 млн. военнослужащих погибшими, умершими от ран, пропавшими без вести (включая 442,1 тыс. погибших в плену), ещё 910,4 тыс. вернулись из плена после войны (без учета военнопленных из числа граждан СССР, служивших в вермахте)[3];
Людские потери стран-союзниц Германии — 806 тыс. военнослужащих погибшими (включая 137,8 тыс. погибшими в плену), ещё 662,2 тыс. вернулись из плена после войны[3].
Безвозвратные потери армий СССР и Германии (включая военнопленных) — 11,5 млн. и 8,6 млн. чел. (не считая 1,6 млн. военнопленных после 9 мая 1945) соответственно. Соотношение безвозвратных потерь армий СССР и Германии с сателлитами составляет 1,3:1.
www.kvim76.ru
ГрамотаМедаль
Сообщений: 750
Сергей Кузьмичев:
Я не собираюсь переигрывать войну.
Я не сожалею о том, что мы не отомстили немцам и прочим "око за око".
Я напоминаю тот факт, что от 2\3 до 3\4 людских потерь СССР понёс в результате целенаправленного истребления агрессорами гражданского населения.
Я в чём то здесь ошибаюсь?

Зачем тогда писать об этом?
ГрамотаМедаль
Сообщений: 461
Чтобы вырастить прекрасного офицера ( иждивенца так как он не производит никаких материальных а только потребляет не самое худшее) военно-экономический потенциал Германии возрос 22раза с 1934 по 1940 год Вооруженные силы в 36 раз со 105 до 377 5тысяч а к 1941 году 8,5 миллионов человек в том числе 1,2 миллиона вольнонаемных а также 22 дивизии и 19 бригад союзников.Не плохая статистика экономического развития страны. Не считая стран партнеров.
В СССР рост экономики тоже происходил только чуть скромнее валовая продукция с 1913 по 1940 в 7,7 раза. Так что где то кушал наш корпус офицеров чуть скромнее.
Редактировалось: 1 раз (Последний: 26 февраля 2013 в 21:07)
www.kvim76.ru
ГрамотаМедаль
Сообщений: 750
Сергей Кузьмичев:
Офицерский корпус Русской императорской армии уже в 1916 году настолько сильно отличался от себя самого образца 1914 года, как пони отличается от строевой кавалерийской лошади.Активная фаза первой мировой войны сожрала кадровое офицерство, а пришедшие им на смену штатские люди в погонах мало того что не обладали полнотой теоретических знаний, так ещё и не получили возможности заполнить теоретические пробелы пратическим опытом (подавляющее большинство просто сидело в окопах, не участвуя в полноценных боевых действиях по причине отсутствия таковых). Вожди "белого" движения (специально беру в кавычки "белого") постоянно сетовали на то, что офицерство пошло за ними в незначительных количествах.И это обьяснялось не только тем, что офицеры не имели четкого понятия против кого и за что надо воевать.Дело ещё и в том, что люди, надевшие офицерские погоны в 14-17 гг так и не стали в полной мере частью военного сословия.
Вывод из этого простой - качественное состояние офицерского корпуса РККА никак не связано с "истреблением русского офицерства большевиками".Он был истреблён (и не воссоздан) ещё до Февральского переворота.

Совершенно не согласен. Масштабов потерь среди офицерского корпуса преуменьшать не стоит, конечно, но и огульно закапывать в землю высший офицерский состав не следует. О чём пишут большинство из оставшихся в живых "белоэмигрантов"? О том, что после объявления набора в ту же Добровольческую армию большинство, пополнявшее эту самую армию, - студенты и кадеты всех мастей, а не как ни офицерство, каким бы оно ни было - кадровым или "поколением штабс-капитанов". Царь отрёкся от престола, люди посчитали себя свободными от данной ему присяги.
Далее - автор статьи упирает на то что те царские генералы, которые сотрудничали с новой властью большевиков, могли дать много больше, чем "поручики" и "вахмистры" - Тухачевский и кавалеристы 1-й Конной. Чистки, основанные на пресловутой "классовой борьбе", практически уничтожили в РККА людей имевших классическое военное образование, разве не так? Приятное исключение - Начальник Генштаба РККА Б.Шапошников.
Так же не стоит отрицать очевидное - высочайший уровень ограниченного Версальским договором офицерского корпуса Германии (4000 офицеров). Многократное развёртывание Ландвера со времени прихода Алоизовича к власти не определило ни дифицита в офицерах в Вермахте, ни их низкую подготовку.
Считаю так же, новый облик офицера РККА определила сама война. Если руководствоваться логикой Сергея, выходит, войну вытащили на своих плечах "недоучки", "пони". А весь цвет командного состава погиб в первые годы войны.
Цена нашей военной науки - очень большая кровь кадровой армии. Если последовательно рассуждать и с пеной у рта не доказывать, что всё делалось правильно, можно констатировать - в горниле войны и родился тот самый командир-победитель, которым мы так гордимся в своей истории. Не понимаю, почему такое неприятие вызывают те факты, которые приведены в статье. Что тут кардинально расходится с нашими знаниями?
ГрамотаМедаль
Сообщений: 567
varyag:
Далее - автор статьи упирает на то что те царские генералы, которые сотрудничали с новой властью большевиков, могли дать много больше, чем "поручики" и "вахмистры" - Тухачевский и кавалеристы 1-й Конной. Чистки, основанные на пресловутой "классовой борьбе", практически уничтожили в РККА людей имевших классическое военное образование, разве не так?
Я вот в этом сильно сомневаюсь."Чистки на классовой борьбе" - это из той же оперы, что и "в СССР секса нет".Автора этого перла хотелось бы узнать.
Спасибо за внимание
В начало страницы 
|
Перейти на форум:
Кто онлайн?
Пользователей: 0
Гостей: 59
Сегодня зарегистрированные пользователи не посещали сайт